31 мая 2017

24 hours running. ЧР по суточному бегу.


"Если мне доведется решать, что написать на своем надгробии, я попрошу выбить следующее:
Харуки Мураками
писатель (и бегун)

1949—20**

Во всяком случае, он так и не перешел на шаг"





Сложно начать.
Прошло два дня, а до меня только начинает доходить, что же такое я сделала.

     После первого полумарафона я написала: "Хочу пробегать весь день". Я имела в виду такой бег, когда ты никуда не торопишься, хочешь - бежишь, не хочешь - остановился, сделал несколько снимков, отдохнул, заскочил в Макдак на вишневый пирожок и побежал дальше, ни о чем не думая, не напрягаясь, перешел на шаг, если захотел, полежал и снова побежал, встретил друзей, сделал несколько фоток, пробежал с ними, снова один. Утро, день, вечер, ночь... Наверное. однажды я сделаю и это, когда будет время. Но сейчас произошло что-то иное.

     Я поставила себе цель, мотивировавшую меня довольно долго. Ради этой цели приходилось рано вставать, бегать в любую погоду, много есть. Ради этой цели я отказалась от мяса, потому что мясо требует слишком много затрат на переваривание и приносит тяжесть в животе. А временами вообще не ела никакой животной пищи. Отказалась от алкоголя, от конного спорта. На ГРУТ мне дали сертификат на трейл Тенгри-Ультра, но я отказалась и от казахской колоритной трассы, потому что после Тенгри был слишком маленький промежуток до суток. У меня была цель, как вершина горы, к которой я шла. Пробежать сутки.
     За два месяца до старта, почти сразу после регистрации, после стольких километров подготовки, после рассказов о том, как бегать без травм, я вдруг травмирую голеностоп. Не знаю, как и почему. Потому что дурацкая погода: то снег, то лед, то сухо, и невозможно не травмироваться в таких условиях. Потому что голеностоп все время был слабый, я подворачивала его слишком много раз. Потому что на льду это может произойти с каждым. Или потому что я всем рассказала о планах заранее, чего очень не люблю, считаю плохой приметой, и сама себя сглазила. Я плакала, мазалась, терлась, грелась, охлаждалась, ходила по врачам, узи, рентгенам, сдавала анализы. Синовит, артрит, ничего у вас нет, - такие диагнозы. Просто продолжаю бег через боль, хромаю при ходьбе, слушаю, как хрустит какая-то невидимая косточка и ненавижу себя, всю вселенную, случай... Понимаю, что с такой травмой я не выдержку сутки. Все пишут: "Сутки- не шутки, нужно быть абсолютно здоровым." И я начинаю думать, что пока моя цель недостижима. Уговариваю себя, что все будет еще, обязательно.

     Потом приходит Маркотх и приносит мне горы и море положительных эмоций, а еще третье место, не смотря на больную ногу. В тот момент, поговорив с Димой, я принимаю решение: попробую бежать сутки. Пробегу, сколько смогу, остальное пройду, проползу, как-нибудь. Любой результат подойдет, просто проверю себя, свою психологическую подготовку, свою голову. Пусть будет. Если изначально я рассчитывала пробежать 200км ( на тот момент это был норматив МС), то тут программа-максимум 180, норматив КМС по новым стандартам. Стоит, пожалуй, отметить, что изменение нормативов с 1 апреля меня чуть не убило еще до травмы. Когда КМС увеличили с 160 до 180, МС с 200 до 210, а МСМК вообще стал недосягаем: с 210 до 225!!! Я ругалась, плевалась и злилась. Разница весьма существенна! Люди с таким трудом пашут сутки, а им говорят: вы недостаточно упарываетесь. Но с травмой стало легче смотреть на нормативы. Какая разница, если ни одного не заработаю. И это после КМС на 100 км.  Эх.

     В общем, по традиции, вещи не собираю до последнего дня. Читаю блоги и отзывы, как подготовиться к суткам, как питаться на сутках. Скажем прямо, такого обилия информации, как в случае с марафонами и половинками, конечно, нет. Информации крохи. Максимум - можно поискать отчеты других бегунов. Советуюсь со Светой - одна дважды поддерживала бегунов на сутках, читаю отчеты из Финляндии: Ирины Лисичкиной, Антона Тампеля и Альберта Урбановича, смотрю видеоблог Игоря Куртепова. Не раз я их еще вспомню на стадионе.
      Покупаю детскую кашу, кучу батончиков, твиксы, орехи, кисели, а бананы и жидкости возьмем на месте.  Одежды - миллион комплектов. На лето, осень и зиму. Ну вот только шапку не взяла, а перчатки - пожалуйста. Куртки трех видов, тёплое на ночь, две пары кроссовок, спальник и палатка, стульчик... Долго думали, брать палатку или нет. С одной стороны - это место для хранения, с другой - соблазн полежать. Берем, мало ли что случится.


     ***
     12.05.
     Целый поезд призывников. Сразу становится ясно: не уснуть. Не выспаться перед сутками! Кошмар! На самом деле оказалось все не так страшно. Ребята вели себя прилично, а вот проводник растолкал среди ночи: увидел на столике телефон, решил, что мой, предупредил кражу. На деле украл сам: у меня час сна. Сержусь.
     13.05.
     В поезде утром ногу пришлось затейпировать помощнее. Но и это не помогло. Я все равно хромала до самого старта. Старалась ходить медленно или бежать, чтобы было незаметно, что хромаю, вдруг не допустят до старта! Утро в Москве прохладное, но ясное. Погоду передают без дождя, это радует! Медленно спускаемся в метро: хромая я и Димка с чемоданом.
     По плану у нас встреча с RRUNS и получение медали за челендж 2017. Время в запасе есть, поэтому решили позавтракать в Макдаке:)) Пирожок и кашка - пища наша. Но еще на подходе увидели бегуна. С рюкзаком GRUT и номерком с Маркотха. Потом ещё и ещё... странные они, завтрак перед пробежкой? Кофе? Тут же написал и позвонил Захар, что знает, где я: меня рассекретили. Встречу перенесли в кафе. И какая это была встреча!



Медаль вручили, обнимашки и фото, улыбки, такие все жизнерадостные, красота! Получила заряд бодрости и позитива перед стартом, это очень хорошо! Возвращаюсь с улицы вприпрыжку, сажусь за стол, и вдруг Димка задаёт мне вопрос, многозначительно хмурясь: "А сколько ты бегаешь в день? Я посчитал, если по 10км, то что-то не сходится." Тут понимаешь, что чувствуют наркоманы, когда их поймали за руку. Ой... Много бегаю, да...  Именно поэтому челендж так быстро выполнила, чтобы подготовить себя к суткам. 900км в марте - шутка ли?
 
    Стадион Искра.

   
Очередь на выдачу номеров, 2 биоуалета, здание администрации, где можно взять кипяток, переодеться и отдохнуть. Скорая в том же углу. "Сибирское здоровье" снова наливают всем желающим спортивное питание. Народ пробует, а я себе не враг, мало ли. На мой взгляд это не съедобно. Не знаю, из чего делают и знать не хочу. Я вообще к пищевым добавкам отношусь с опаской. А вдруг там содержатся вещества, за которые дисквалификация грозит?
     Оглядываюсь по сторонам и понимаю только сейчас, какие мы все ненормальные! Безумцы с горящими глазами. Хотя что есть критерий нормальности? Каждый из нас хочет побороть себя, испытать, сделать невозможное. Вот такой у нас способ изменить мир и себя. Во всяком случае, мы своим бегом обществу не вредим, а себе... А себе - это личное дело каждого. Я вижу в преодолении трудностей путь к саморазвитию. Относительно же физического здоровья - спорный вопрос, конечно. Вижу много знакомых лиц. Некоторые здороваются со мной. С кем-то мы уже бегали, о ком-то читала, видела блог и тд... С радостью машу Наде. В очереди беседуем с Аней. Нижегородский бегун- ветеран Александр Гришин находит меня сам и предлагает зарегистрироваться командой. Нас от Нижегородской области приехало 5 человек. Это довольно большое представительство! Лена, Егор, Игорь Малыгин. Значит, есть у нас в области бойцы- сверхмарафонцы, это радует, будем бороться за команду.
     Пока есть время, лежу в палатке, выставив ноги на улицу. Щелчок камеры: "надеюсь, во время забега я такой фотографии не сделаю". Димка рассказывает мне сказку: "Жила-была девочка, однажды она решила пробежать сутки..." Звучит, как "Жила-была девочка. Сама виновата."

     Сейчас меня уже не трясет. Нет времени на страшные сны и сомнения. Нужно бежать с легкой и свежей головой. Когда еще планировала сутки, просила Диму поехать со мной, поддержать. После 100км на Ночи Москвы стало понятно, что максимум возможностей можно выжать из себя только при хорошей поддержке, при надежной опоре. Конечно, я понимаю, он считает сутки безумством. С другой стороны, часто мне говорит: чем длиннее дистанция, тем лучше у тебя получается, тем больших ты побеждаешь. Я настраивала его быть Гарри Поттером, который заставляет Дамблдора пить дрянь в пещере, чтобы добыть медальон-крестраж. Я буду умолять разрешить мне закончить и сойти, но он должен заставить сделать все до конца. Димка сказал так: "Трижды я тебя выгоню, а дальше решай сама." Я много читала, что поддержка должна понимать, когда пинка дать можно, а когда пора пожалеть. А кто понимает меня лучше, чем любящий муж? У него все получится. У нас получится.

     Проходит Всеволод и говорит про первую дорожку: я по умолчанию побегу по ней, если не передумаю. В крайнем случае, перейду на вторую. Есть еще третья, туда отправляют бегунов, что помедленнее или по желанию. Димка со мной, значит, проблем с питанием удастся избежать. И проблем с обгоном шагоходов тоже. Кроме того, для меня тщеславной честь быть человеком, которому предлагают первую дорожку. Меня считают быстрой, это очень приятно.

     Перед сутками я везде написала и рассказала, куда собираюсь, попросила болеть за меня. Димка будет отправлять иногда фотографии и "вести с полей" в беговой чат челенджа. Так же он писал и в группу с нашими друзьями. Многие люди болели за меня, я это знала на забеге и не могла подвести тех, кто за меня переживал. Страшнее всего было признаться родителям, что еду на сутки. Я же хромая, папа попал на операцию, а у сестры срок родов вот-вот... И я все равно уезжаю. Понимая, что это поступок не героя, а неадекватного психа. Они, конечно, будут болеть за меня. И, наверное, ругать в душе, что так бессовестно распоряжаюсь своим здоровьем, когда у меня дети...
     Один из неприятных моментов для меня сейчас - это напутствия некоторых людей, в том числе и близких: "победы тебе", "без победы не возвращайся", "порви их всех" и тд. Каждому хочется сказать что-нибудь обидное. Я с радостью бы боролась за победу, будь нога здорова. Но не могу. Я пробегу, сколько пробегу. Психологическое давление от слов "ты всегда так говоришь и всегда побеждаешь" меня демотивирует. Однажды я вернусь с поражением и опущенной головой. И это меня поломает.

     





В палатке перед стартом ем банан и хлеб для сендвичей. Обалденный хлеб!
А чип у меня с номером 171. Такой же номер был на "Борских верстах", когда я стала лучшей борчанкой. Хороший знак. Вообще люблю цифры. Идем на построение, обращаюсь к Галине Пономаревой на "Вы", а она улыбается: "Не надо на "вы", мы здесь все равны, а к финишу станем родными". Верю. За сутки может многое измениться.

      Итак, старт.

     Первый час бежим довольно легко. Цепляюсь за Татьяну Маслову и бегу следом за ней. Бодрая музыка, судьи рассказывают об участниках соревнований, мы бежим и радуемся жизни. Погода отличная. 10.800
(Километраж, конечно, примерный, по последнему полному кругу. Плюс-минус 200 метров, скажем). Лена с Егором замечают: "Якоб Феликс в этот раз умнее, не бежит быстро". Не знаю, где они уже бежали, но правило: бежать сначала медленно, а к финишу нагнать - идеально подходит на ультразабегах.

      Второй, третий- просто бежим. Мы легки и изящны, нам все по плечу. Мимо проносятся быстрые эстафетчики, высоко задирая ноги, мы же свою энергию экономим. Относительно моей собственной легкости бытия, она невыносима из-за правого голеностопа. Он, конечно, в тейпе, но ныть ему это совершенно не мешает. Бежим, как бежится. Иногда чуть быстрее с мыслью: "лучше сейчас побольше пробегу, пока нога не отказала", иногда медленнее с другой мыслью: "на сутках лучше экономить силы, чтобы равномерно бежать". Солнце вышло, некоторые начинают раздеваться, а я бегу. На Маркотхе эта же кофта была, не смотря на палящее солнце, не разделась же. А скоро вечер, закат, снова придется тратить время на переодевания. Потерплю. Но перчатки и бандану отдаю Димке. А чуть позже и кольцо снимаю, чувствую, что руки слегка отекли. Пью воду, жую банан. Про питание я не буду писать, что и когда ела. Могу только примерный список написать, этот вопрос лучше уточнить у Димы.
     Бегу и улыбаюсь. Каждый круг нахожу Димку глазами и радуюсь. Иногда показываю язык. Муж готовит мне изотоник. Это только начало, сколько ему еще придется мне всего приготовить!

11 200,  10 800
Итого за 3 часа: 
32 800. Такие же результаты у Масловой, Голиковой и Уколовой, у Любы на 3ей дорожке на 22 метра меньше.

     Четвертый час.
После 4х часов нас развернут. Об этом почему-то забывают вовремя рассказать, получается куча мала. Цель на этот час - выбежать марафон из 4х часов. Ольга уходит вперед на круг, а я обгоняю Татьяну, потому что понимаю: могу бежать быстрее. Аня спрашивает у Тани, кто под номером 26, я Ольгу тоже не знаю, кажется, что вижу впервые. А ведь она бежала в Суздале. Чуть позже Аня спрашивает у меня: "Ты что, Маслову обгоняешь?" Отвечаю: " Я бегу, пока бежится." Сколько раз мне придется сказать или продумать эту фразу в течение 24х часов? В первой половине суток, думаю, сложно вообще делать выводы, кто кого обгоняет. Поговорим об этом позже. Если честно, мне очень неловко, что я обгоняю Таню, она чемпион прошлого года, об этом кричат чуть ли не каждый круг. Когда называют мое имя, им и сказать нечего! Хочется заорать: "ребята, я бронзовый призер Кубка России по 100км, забыли что ли, я не совсем уж никто!" Блог Тани я читала тоже при подготовке к суткам. Она хорошо пишет, мне нравится, я заранее ее полюбила. Интересно, как она относится к тому, что про нее все время говорят. Мне было бы неловко. Неприятное давление, будто ты обязана победить и сегодня, раз в прошлый раз смогла. И плевать, что у тебя нет такой цели, что ты не здоров или просто пришел сегодня ради удовольствия побегать. Так же было на сотне с Надей. С моей точки зрения, это травля. Я бы психанула.

     На большом пальце левой ноги лопнула мозоль. Почему-то после схода ногтя на этом пальце с внешней стороны постоянно вырастает мозоль от любых кроссовок, даже мягких. Не знаю уж, что там поменялось, никогда раньше этим не страдала. Но сейчас боль адская. Жжет и дерет, кожу свезло, а я даже не ощущала, что мозоль есть. Мне бежать с этим мясом почти сутки, значит, нужно просто забыть о боли, отвлечь себя чем-нибудь. Боль у меня в голове, но я выше этого, мудрее и сильнее. Главное, не хромать, не показывать свою слабость, перетерпеть и забыть. Так я про голеностоп забыла: первые два часа бега он болел, а дальше я привыкла. Но, конечно, он коварен. Одно спотыкание - и все начнется сначала. От мозоли тоже удалось отвязаться. В конце концов она приняла безболезненное положение и перестала существовать в моей голове.

     43 600. Марафон за 3:52.

     Дальше завертелось все. Сбоку играли в боччу. Постоянно слышались удары металлических мячей об деревянные бортики. Голуби кружили над полем. Садились и снова взлетали. Музыка играла, я иногда пританцовывала и ругала себя, потому что впереди еще столько часов, посмотрим, как я завтра буду танцевать. И буду, если силы останутся. Телевизор с фотографиями. Что за фото - нам не видно. Мимо продолжают носиться шустрые эстафеточники. Девушка одна обгоняла меня постоянно. Невероятное что-то! Так хотелось тоже позадирать ноги, интересно, я смогла бы так быстро бежать?
    Некоторое время бежим с Антоном Тампелем

Но он чудесный человек. Много болтаем, хотя и понимаем, что много болтать - вредно для дыхания, а молчать - скучно. Я вообще к нему отношусь так, будто мы с ним сто лет знакомы. Тогда, в Финляндии, я за него болела, так хорошо шел, особенно в конце. Разговор помогает убивать время, это здорово. Не сказать, что бежать скучно. Просто я долгое время бежала молча, наблюдая, как кто-нибудь с кем-нибудь беседует, а мне не с кем. Поэтому Антона воспринимаю, как долгожданного и приятного собеседника. Много с ним говорим, он первые сутки бежал в феврале. И вот - снова решился, так быстро! Я, честно говоря, еще не знаю, что меня ждет после суток. Но не уверена, что соберусь еще раз, тем более в такие короткие сроки. Антон, конечно, говорит, что не всегда получается долго с кем-то болтать на сутках, темпы не совпадают. Но пока он говорит, наши темпы, видимо, синхронизируются. Он чуть медленнее идет, пока со мной. Таня с нами в разговор не вступает. Еще немного, - и Антон убегает вперед. Но мы еще встретимся. Мимо пролетает Ольга. Всегда бодра и энергична. Говорю: "Давай, жми! Установи рекорд!" Странная у нее экипировка. Больше похожа на куртку. Жарко, наверное. Мне жарко, но тратить время на переодевание не хочется. Вообще, смотрю, умные люди классную вещь придумали: номер на большую майку цепляют, а майку эту хоть на куртку натягивай, все будет хорошо. И перестегивать номера не придется.
     Димка предлагает еду. Наверное, по списку. А я все время отказываюсь. Ну вот так у меня работает организм, не хочет есть, а есть надо.
     Часть дистанции бежим с Надей. Очень жалею, что не познакомились с ней на сотке, она сильная духом и телом. Настоящая ультра. Тут, конечно, слабаков и нет. Но Надя - боец. Про нее тоже часто рассказывают организаторы. Нам говорят, что мы молодцы, а мы смеемся - узнаем в конце, молодцы или нет. Бежим долго, казалось, успели полжизни обсудить.

Потом Надя отстанет поесть в медленном темпе, а я не остановлюсь, моя еда с Димкой меня догонит.
     Однажды нас обогнал Антон. Снова. И сказал, что мышцы бедер забиты. Я поднимаю голову: мои тоже уже забились, ноют, совет нужен. Спрашиваю: "Как боролся?" Отвечает: "Так сутки с забитыми мышцами и бежал." Что ж, значит, и я побегу. Главное, отвлекаться от этой ноющей боли, тогда она уходит на второй план и не вспоминается. Еще иногда ноет тазобедренный сустав. Не нравится ему бежать по кругу что ли. Если прижать рукой, то не ноет. Прорвемся.
     В какой-то момент заболел бок. Не помню точного времени, но болел он, собака, зверски. Была у меня такая ерунда, когда тяжелую пищу перед забегом ела,  и в Королеве от быстрого бега. Но здесь-то не быстрый бег, нет тяжелой пищи. Нервное, наверное. Но продышаться не получается. Просто бегу и терплю боль, думаю о гепардах. Интересно, когда они быстро бегут, у них не болит бок? Терпела, терпела, дышала, дышала, а справиться не получается. Димка уже забеспокоился, говорит, что у Светы есть укол на всякий случай. У меня не все так плохо, хотя боль не дает ни есть, ни пить. Поэтому прошу дротаверин. Через 20 минут все проходит без следа и не возвращается до самого финиша.

     На внешней дорожке девушка идет пешком, но очень бодро, как будто занимается спортивной ходьбой. Лилия Новожилова тоже идет. Но сегодня она даже бежала сначала, в Бородино сразу шла пешком. Для меня это странно - ходить на суточном забеге, но у всех своя тактика, конечно. Тогда про нее рассказывал Андрей в электричке. Лилия стабильно берет призы на чемпионатах Москвы. Не потому что результат суперский, конечно, а потому что москвичек почти нет в соревнованиях! Много приезжих, много области, а москвичек нет.
     Первый победитель "Суток бегом" под номером 55 - Александр Комиссаренко. Ему уже 80 лет, и сегодня он с нами вместе бежит. Или идет. Еще покажет результат больше, чем у молодых! Сразу видно, что он спортсмен до мозга костей.

     Андрей Карпекин постоянно меня поддерживает, этот чудо-человек снова в своей футболке, которая не позволяет не улыбаться... Мы же бегали уже вместе, мегапозитивный дядечка!

     Кстати, об эстафетчиках. Света тоже пробежала 10км. Не знаю, по какому принципу формировали команды, но первая явно ветеранская. Вот один из бегунов, кажется, хиппи. Еще к обеду он принес на столы для питания свежей травы и призывал всех есть витамины. Интересно, если бы я травы поела, как часто я бы ходила в туалет? Успокоив душу витаминами, этот дедушка начал разминку перед забегом. Высоко задирал ноги, а мы с Надей смотрели на него и недоумевали. Старичок-то бодрячок! Выглядел он так, будто сошел с экрана телевизора из советских времен, В шортиках и повязочке, еше бы гетры - цены бы не было. Хотелось говорить: "раз-два-три-четыре, закончили упражнение." А потом он побежал. И тут стало ясно, что он действительно из тех времен, уж шорты-то точно. Ибо драные они передраные, а сквозь трещинки просвечивает попа) Ну вот попал взгляд на шорты, я думала, это рисунок такой странный. А это не рисунок вовсе.

     Г-н Волков мне очень не нравится. Не понравился еще в Королеве, почему-то кажется мне он неприятным человеком. Бывает такое в моей жизни: некоторые люди вызывают отторжение, и  никакими поступками это не исправить. В случае Волкова все плохо. Он часто ругался, грозил Комиссаренко дисквалификацией, постоянно ходил фотографировал всех, скидывал фотографии и выводил их на телевизор, тыкая пальцем в бегунов и крича что-то. Когда пробегала мимо я, закричал, что вздрогнула: "Девушка, на Вас здесь компромат!"

     8ч. 85 200
     У нас с Надей один результат. Ольга впереди почти на 2 км.

     Разворот. Здесь я совершаю большую ошибку: решаю больше не снимать чип, а только поворачивать его. Иногда он смещается, поворачивается сам по себе, приходится его поправлять. Но самая большая неприятность будет ждать после финиша. Когда в этом месте на ноге я найду здоровенную шишку и синяк.
     Немного хочется в туалет, но не желаю тратить на это время, пока ноги бегут. Развлекаю себя подпеванием песням и подсчетам, за сколько кругов я кого-нибудь обгоняю. Бедра болят, но от них по-прежнему просто абстрагироваться.
      Вечереет. Голуби разлетаются по домам, прилетели то ли скворцы, то ли дрозды, то ли жаворонки. Довольные такие, отдыхают на отравленном-то поле. Мы бежим, и ничего не меняется. Иногда перебрасываемся фразами друг с другом, но большую часть времени бегу молча. Димка колдует над чемоданом, готовит кашу. Народ начинает одеваться, а мне хорошо, я бегу, сил полно. Близится закат. За ним чуть-чуть ночи, рассвет и финиш. Немного осталось.
Надя №13 вроде немного быстрее стала бежать, они с подружкой №17 перемещались парой долгое время, было неудобно их обгонять, однажды даже сказала об этом, хотя боялась показаться невежливой... В общем, к закату они разошлись, Надя бежала за Ольгой, я тоже старалась за ними держаться. Бежать в одном темпе.
      Димка намешал классную кашу. Я так не умею, у меня комочков полно получается. Он что-то  фантастическое провернул. Каша тепленькая и хорошо ложится на желудок, становится тепло и спокойно. Звонили дети. Я слышала, что они кричат мне, но что именно,не разобрала. Да это и не важно, важно, что звонили, что поддерживают, болеют. На сердце радостно.
      Я люблю бег. Мне нравится бежать Я никуда не тороплюсь, я спокойна, не устаю и не потею, все хорошо. Кажется, что так я могу бежать бесконечно.
     6 ч - это четверть, 8ч - треть пути. Частями считать удобнее, чем часами, психологически легче.
     Приезжала Женя Румянцева. Всегда приятно увидеть знакомые лица, а видеть Женю особенно радостно! Игорь Куртепов снизил темп. Сначала тоже впереди бежал, потом менялись местами, а теперь я явно бегу быстрее. В очередной раз ругаю себя за такие мысли. Еще много часов впереди, нельзя говорить, кто кого опережает.

     Печаль часа: сошла Татьяна Маслова. Для меня это удар. Она стоит в теплой одежде, и лицо ее выражает грусть. Я бы прибила организаторов за их дурацкие слова о чемпионе прошлого года. Плохо, жалко. Я надеюсь, что она отдохнет и вернется на стадион. Я читала Танин блог, как ее однажды час уговаривали вернуться и она вернулась. Чемпионы не сдаются. Никому нельзя сдаваться! Хотя, сколько нужно найти в себе сил, чтобы сойти? Чтобы не загрызть себя потом за слабость и безволие? Здесь еще нужно знать причину, конечно. Бывают, например, такие люди, которые бросают трассу только потому, что понимают: первое место сегодня им не взять. Мне этого не понять. Особенно сейчас, когда я вообще не борюсь за места, я борюсь со своей головой.

     Пробегая очередной круг, вижу Настю и Арама. Хочется подпрыгивать от щенячьей радости. Как здорово, что они приехали! Машут мне, спрашивают, что привезти завтра к финишу. Многие писали заранее и спрашивали, кстати, что привезти. А я всегда отвечаю одно и то же: не знаю, я еще не заглядывала так далеко! Постояли они еще с Димкой, а я радовалась им каждый круг. Позитивно так! На радостях поняла, что пора в туалет. Надя сейчас немного отстает, если я забегу в туалет - сравняемся с ней. А вторую Надю я только что обогнала, в запасе есть немного времени, поэтому прощу Димку взять бумагу и занять стратегическую позицию у туалетов. Подбегаю к туалету, делаю дела и понимаю, что бумага слишком темная. Значит, плохо пью, мало. Выбегаю, ускоряясь, чтобы догнать полкруга, которые потратила в туалете. Настя с Арамом смеются: "ну с облегчением что ли!" Побежала, значит, очень быстро после туалета:)
     На следующем круге прошу Димку давать мне почаще пить. Это пожелание мне аукнется через 3 часа, слишком быстро, пожалуй, слишком много.  Еще через некоторое время мне друг начинает казаться, что мне снова пора в туалет уже по другой причине. Тут я вспоминаю, что не выпила лоперамид перед стартом. И ох как нехорошо я себя чувствую. Живот резко скручивает и я кричу Димке, что мне снова надо в туалет! На самом деле это был какой-то глюк, в туалете мгновенно все прошло, но лоперамид я все же выпила на всякий случай.

     Сложно понять, бегут на внешней дорожке быстрее или медленнее. Занимаю мозг задачей: через сколько кругов я должна обогнать внешних, чтобы не отставать от них. Считаю, что внешний круг по 420метров, получается около 20 кругов у меня.
Иногда считаю шаги, но почему-то все время сбиваюсь.
Обгоняю Ольгу, но она снова рвется вперед. Хотя, кажется, она начинает сбавлять. Муж (или тренер) почти каждый круг ей что-нибудь дает. Глоток воды или конфетки. Я тоже мармеладки прошу у Димки.

     С приходом темноты прошу обратно  перчатки. Димка дает велосипедные. Через несколько кругов прошу теплые, эти уже не помогают. А так же нужно надеть бандану. Я сегодня здесь рекламирую ГРУТ. Кто-то мне даже в спину сказал: "Какие у нас тут сильные женщины: финишер Т100, я туда даже сунуться побоялся!" Мне просто нравится бандана, а футболку рука случайно взяла. К тому же оказалось, что она грязная! Спрашиваю у Димки, во сколько передают минимум температуры, вот тогда я и оденусь.

     100км - 9ч 25 минут. Сейчас я загляну за 100км, официально я длиннее ничего не бегала, в  Суздале, говорят, было больше, не знаю, по протоколу сто, значит сто. Сейчас перешагну за эту цифру, что означает новый этап моей жизни, новый рекорд. Это уже хороший результат. Хуже, чем в Бородино, но я же и не бегу сотку на время, нечего сравнивать.

     На стадионе загорается свет. Бегуны утепляются, а звуки музыки приглушаются. Небо ясное, была бы луна, светила бы ярко! Сейчас тихое время, спокойное. Надя говорит, что музыку выключат совсем, будем бегать в тишине. Организаторы так и говорят: "Выключим, чтобы не мешать местным жителям". Да, в окнах домов появляется свет. Совсем рядом со стадионом гостиница Байкал и высотный жилой дом. Окна в нем будут гореть всю ночь. Москва никогда не спит. Вся ночь пролетает довольно быстро и незаметно. Запевают соловьи. Их почему-то особенно хорошо слышно, когда пробегаешь мимо палаток. Наверное, это происходит потому, что в противоположном углу играет музыка. Причем, их сразу две. Одна, как я понимаю, для нас, а вторая сопровождает слайд-шоу г-на Волкова. Последний, кстати, заскучав, отправляется нас фотографировать. Среди ночи его вспышка в лицо выбешивает. На сутках мы проходим весь спектр эмоций, и вот сейчас появляется ненависть, хочется отнять у него фотоаппарат и выбросить за забор или вообще в туалет. Вот хоть будет чем заняться человеку. (Кстати, о ненависти. Был или будет ещё и такой случай: придет посторонний бегун, начнет на стадионе тренировку и не захочет уходить, возникнут крики, брань, чуть ли не драка между бегуном и организаторами, что, конечно, очень некрасиво характеризует и бегуна, и оргов. Неужели нельзя такие проблемы решать мирно?) Какофония из двух видов музыки одновременно не дает закиснуть и бодрит. Спать не хочется, но вот напитки бы уже потеплее... Димка будет всю ночь разбавлять мне их горячей водой. И колу, и изотоник, и воду.
     Болельщики и помощники одеваются теплее, становятся похожи на нахохлившихся воробьев, их все меньше. Бегунов на дорожках тоже меньше с каждым часом. Куда они исчезают, проследить сложно. Кто-то одевается, кто-то отдыхает, кто-то сошел...
     Меня обгоняет Юрий Галкин, хотя тогда я еще не знала, что это он. И говорит: "Одна ты осталась с двумя косичками!" Понимаю, что Юля сошла. У нее была какая-то травма, она сначала замедлилась, затем шла пешком, хромая, и, казалось даже, плача. Я и за нее переживаю. Очень хочется, чтобы все прошло, чтобы она вернулась. Пусть поспит, но вернется. Юля, ты можешь!

12ч. 125 200.
     Приходит понимание того, что половина пути пройдена. Всего половина или уже половина - пока не понятно. Ясно одно: Ольга сейчас обгоняет меня всего на 2 круга. А это уже интересная информация. Еще я думаю, что на 13часовом беге у меня был бы хороший результат. А после 12.5 часов бега я радуюсь, что сейчас перешагнула и за результат Маркотха, державший рекорд по длительности бега.
     Ночь, видимо, мое время. Я сова. Я лечу быстро и бесшумно. И ночь обходит меня стороной, не забирает под одеяло сна. Бедный-бедный Димка. Он, наверное, совсем промерз. Мне хорошо. В такой экипировке я и при -2 бегала, не замерзала. И сейчас не замерзну. Дедушка 80 лет продолжает бодро шагать, когда многие уже ушли на отдых. Вот это человек, вот это герой. Хотелось бы и мне до его возраста бегать. И не просто бегать, а захотеть и пойти на суточный забег! И показать рекордный результат. Вообще, мне кажется, к моей старости нас, бегунов-бабушек и дедушек, будет очень много, судя по количеству бегунов моего возраста сейчас. Боюсь, будут зарубки похлеще, чем у молодых!

     14ч. 144км ровно. Ночь в самом разгаре. Она покажет, кто есть кто.
     Димка говорит, что я обгоняю Ольгу на два круга, что я теперь лидер. А я отвечаю, что я - шерстяной волчара. Я сейчас чувствую себя волком, правда. У меня прилив сил, хочется петь песни, пока тут все в сонном царстве борются со сном.
   
         Что говорит Википедия об образе жизни волков?
            Активны преимущественно в ночные часы. Из внешних чувств у волка лучше всего развит слух, немного хуже — обоняние; зрение значительно слабее.                    Хорошо развитая высшая нервная деятельность сочетается у волков с  силой, ловкостью, быстротой и другими физическими данными,  повышающими шансы этого хищника в борьбе за существование. При необходимости способен делать переходы до 60—80 км за ночь.

     Да, я шерстяной волчара. Как мощны мои лапищи!

Картинки по запросу шерстяной волчараНекоторое время не вижу Лену, Любу и Егора. Без них как-то одиноко. С Надей тоже никак не задерживаюсь на одной скорости. Ладно, в очередной раз говорю себе: беги, пока бежится. Изо рта валит пар. Интересно, сколько градусов? Не переживай, знаешь же, что в этой одежде бегала в минус. Помогающие и болельщики совсем приуныли. Им, наверное, очень сложно бороться со сном. Мы-то бежим, а они просто сидят! Хоть танцы бы устроили или эстафету новую.

      Андрей Тихонович подбадривает, Владимир - лидер Парсека. "Ирка бежит и бежит!" Я не юолтаю, я бегу, да. Мне надо бежать. До 180 км, до КМС, осталось меньше марафона. Я вижу луну, яркая такая.

     Единственное, что я брала на столе питания- это кисель. Так захотелось, что удержаться не смогла. Он такой же полезный на суточном беге, как и моя каша. Горячий, густой и калорийный. Пишу сейчас и хочу киселя. Потом бегала и высматривала периодически, не появился ли. А когда появился снова, попросила Димку добыть мне.

     Ольга на некоторое время переходит на шаг.

4 утра. 
16ч. - это 2/3 пути. Совсем светло уже. За спиной стомильник. Я сказала себе накануне: "Если осилю 161км, можно будет на Эльтон в следующем году собираться". Эльтон - это одно из мест силы, куда бы я очень хотела попасть, но боялась. Теперь не боюсь. Конечно, нельзя сравнивать плоские сутки и трейл, но, мне кажется, у меня довольно большой запас времени. Здесь я вспоминаю Альберта и понимаю, что его рекорд челенджа по продолжительности бега побит мною. И попробуйте теперь меня догнать!

Я так и не оделась, и уже не вижу смысла что-то менять.  В этой одежде и добегу. Небо ясное, просторное, и день обещает быть теплым, если не жарким. Я думаю, что кроссовкам, наверное, не полезно бежать 16 часов подряд, в идеале их бы нужно менять, чтобы не стаптывались, но менять кроссовки- это время, а время дорого. Кроме того, можно расшевелить мозоль и получить дозу страданий вместо облегчения.

          Если хочешь бегать - пробеги милю. 
         Если хочешь узнать иную жизнь - пробеги марафон. 
         Если хочешь поговорить с Богом - беги ультра
                                                                     (Дин Карназес)

Я вспоминаю Карназеса. Он как-то пробежал 560 км без сна и отдыха за 80 часов и 44 минуты! Он человек-ультрамарафон. Дин любит бегать больше всего в жизни. Как и я. (Нельзя так, неверное, говорить, может быть обидно семье, но и семья должна понимать, что такие вещи не сравнивают, семью я тоже очень люблю, они знают. )
"Если однажды я проснусь утром и не смогу бежать - это будет конец"
Через 160 км он говорит, что тело начинает побаливать. Хм. Иногда я делаю попытки опустить руки вниз, чтобы дать им отдохнуть. При этом руки начинает сводить судорогами и происходит "короткое замыкание" в нервах: "иголочки" пронизывающей боли! Тут же понимаю, что руки не устали, нет. Все у них в полном порядке! Что до прикосновений к телу...  Не стоит, наверное, об этом. Потому что любое прикосновение в любому месту вызывает боль. Не адскую, конечно, терпимую. Но лучше меня не трогать, тогда я чувствую себя даже очень неплохо.
      Может быть, я спала на ходу, но вряд ли. Чаще - уходила в себя и просто бежала. Я смотрела на дорожку и думала, что это длинная длинная дорога, просто так странно разрисована, если по бокам что-то и происходит, меня это не касается. Все, что нужно, мне скажет Димка. Или дядьки с микрофоном.

     Бананы на свежем ночном воздухе кажутся ледяными. Твикс я сейчас не разжую точно. мармеладки и каша - лучшая еда!
     Вспомнилось еще: прекрасный хлеб для сендвичей вечером я не смогла съесть: не хватало слюны на его обработку!!! Я откусила кусок и почти весь круг пыталась хоть что-нибудь с ним сделать! Это был кошмар, думала, так и помру с заткнувшим рот куском хлеба. Попросила запить, так-то лучше! С палочками (что к пиву) тоже весело получилось, они сухие и отлично крошатся. Поэтому, когда я откусила на бегу одну, мелкие кусочки на вдохе залетели мне в горло. И я кашляла еще 3 круга. Потом снова их ела, конечно. Но уже аккуратнее.

     Каменные бедра - нормальное явление, бежим. Владимир Шашков часто говорит: "Давай, Ирка, у тебя будет супер результат", "я посчитал, сколько ты пробежишь, и это будет очень много!", "только не сбавляй", - и что-то подобное. Меня его слова выбешивают, потому что я не знаю, как долго мой организм может бежать. Может еще часов 10, а может через пару минут его вырубит. Я понимаю, что от меня ждут хорошего результата, раз уж я вырвалась в лидеры, но я не знаю, смогу ли поддержать этот результат! С одной стороны, его слова - стимул, с другой - демотивация. Когда мне говорят: "давай, ты крута', я почему-то перестаю хотеть быть крутой. В конце-концов я не выдержу и скажу: "Перестаньте мне это говорить!". И он перестанет. Во всяком случае, вслух.
     Аня и Антон периодически говорят мне, что я монстр, что я сильна. Вот этого достаточно. Продолжаю твердить себе, что я волчище и бежать. Иногда отхожу чуть в сторону, пропуская лидеров-мужчин. Один из них очень странно держит руки, плечи на разной высоте, удивляюсь и продолжаю удивляться все время, казалось бы при такой технике не может быть эффективного бега, а он несется, как будто не знает об этом.
   
     Нам говорят, что объявлять результаты не будут несколько часов. Это очень плохо. Я бы все-таки хотела знать, что происходит, сколько километров позади и сколько у соперников.

     Я перестаю воспринимать окружающий мир. Мне кажется, сейчас начнутся галлюцинации. Вот над стадионом пролетели гуси. Это не утки, потому что утки летят быстрее и размером мельче. Куда летят, интересно, на Яузу? Надо же, оказывается, здесь растет черемуха. Пробежали столько часов, а я ее не замечала. После разворота, между прочим, мир меняется целиком и полностью. Меня перестает заносить на вторую дорожку ( я себя за наступление на вторую дорожку сильно ругаю, это лишние сантиметры, превращающиеся через сутки в сотни метров!), когда бежим по часовой стрелке. Может, одна нога короче другой? Или из-за голеностопа?
За окном поезда, на котором я еду, кому-то делают массаж, кому-то подают бутылку, кто-то стоит у будки туалета, кто-то идет пешком, кто-то мажется чем-то, кто-то говорит с товарищем, кто-то стоит в позе пьющего оленя, растягивает мышцы или блюет, кто-то ест кашу... О да! Одно из ярких ночных впечатлений - это бульон. Гадкий, вонючий, рвотнопротивный бульон, который выносят на дорожку и предлагают выпить. Божежтымой, из чего вы его сготовили!!! Подбегая к палатке с питанием, задерживаю дыхание, чтобы не чуять этого страшного запаха. А кто-то пьет и радуется:"Ух ты, бульончик!"

     Как-то незаметно начинаю бежать вместе с мужчиной под номером 88. Я его не знаю, но завязывается разговор. За 6 часов до финиша мы бежим по 6:15, он говорит, что хочет выполнить норматив КМС, при таком темпе у него даже есть запас в 30 минут. Ой, это так смешно! Запас в 30 минут за 6 часов до финиша!!! У меня внезапно начинают болеть голеностопы и ахилл. Так, что глаза вылезают на лоб. Не понимаю, что происходит, пытаюсь бежать дальше, стараюсь не хромать и не плакать, дышу-дышу. Сейчас пройдет. Или сейчас. Еще круг или два, километр, может быть... должно пройти, ни разу боль не оставалась такой сильной. Отпусти меня, пожалуйста! Я не хочу сходить, у меня еще много часов впереди! За 18 часов я пробежала около 180км. Это КМС, которого я ждала. Но 6 часов впереди, даже если идти пешком, 6*6=36 км! это 210, это мастер спорта! Я должна попытаться взять его. Ноги- ноги, что же вы делаете! Говорю Димке про боль, потому что боюсь не справиться. Номер 88 (я только на награждении узнаю, что это разумный Якоб Феликс, который медленно бежал в начале соревнований) спрашивает: "Тоже терпите?"
Пффф. Сейчас мне убивать хочется от боли! "Терплю". Он: "У меня бедра"
Ха! Бедра болят с 6 часов, считай не болят вообще, по сравнению с режущей болью сейчас. Почти каждый шаг - как острый нож. Вот где настоящая русалочка. Кажется, что ступни отрываются от голени, ахилл просто трещит по швам, а его продолжают резать. Судя по Димкиному выражению лица, выгляжу я сейчас страшно.
     Укол?
     Таблетку, там посмотрим.


     Для меня перейти на шаг - это сдаться. Или я буду бежать, или ничего.
Осталось всего 6 часов! Всего! Когда обгоняю Егора, хочу сказать: "Ну что, Егор, остались новогодние 6 часов в Дзержинске?" Но не говорю, перед этим они с Леной ругались, ему, видно, очень тяжело, а тут я со своими шутками.
      На пункте питания кричат: "Сыр! Берите сыр!"Кто-то еще и колбасы просит, а я знаю, как сыр на меня действует во время бега, недавно испытала все его прелести! Только тяжести в желудке и рвоты не хватало.
     Еще некоторое время бежим с номером 88. Потом я ухожу в туалет. Вот тут начинается самое красивое. Последний поход в туалет, в котором меня шатает до невозможности, я не могу присесть, ноги не сгибаются. Я обещала себе 2 минуты на отдых. Дверь в туалет я еще в прошлый раз открыть не смогла, открывает Димка. Гадкая гуарана вызывает рвотный рефлекс, но с колой идет ничего. Бегу... Первые 10 шагов после туалета вызывает боль во всем теле до звездочек в глазах и шума в ушах. Особенно режет голеностопы, ахилловы сухожилия и над левым коленом. Не знаю, как не закричала. Когда я рискну снять одежду в поезде, чтобы пойти в душ, я увижу в названных местах страшные синяки.  Остается 4 часа до финиша. Прошу кепку.
----

     4 часа до финиша- это разворот. С нас требуют совершения действий с чипами. Я бегу, но перед датчиком меня резко тормозят, крича "Чип!". Автоматически наклоняюсь и поворачиваю, продолжаю бежать, понимая, что этот резкий наклон мог стоить мне всего. Результата, сознания, жизни... Перепад давления на такой нагрузке - не хорошо. Но даже голова не закружилась. Или это уже не имеет значения? Сколько км, интересно? Есть 200? Это важно. 200 - это новый порог, ещё вчера казавшийся мне нереальным. Нам не объявляли результаты, ждём. Я хочу знать, сколько километров отделяет Надю от меня, чтобы понять, сможет ли она меня догнать и перегнать.
     Уже не хочется разговоров. Все эти 4 часа - просто бессмысленная гонка по кругу, движение по орбите, где нет начала и конца, только бесконечная резина под ногами, ведущая никуда. Большинство бегунов снизили темп. Но те, кто успел отдохнуть, бодро бегут. Некоторые выглядят, как зомби. Никакого просветления на лицах я не замечаю. Я вообще не замечаю лиц. Где боль, где все чувства? Осталось только два противоборствующих: усталость и желание не сдаваться. Сказала Димке, что очень хочется сойти, и пожалела об этом. Сказала не для того, чтобы меня погнал дальше, просто накопилось, надо было выплеснуть.
     3:40 до финиша. Время первого марафона. Бежим с Аней. Она мажется какими-то непонятными штуками, пахнет травами, мятой-эвкалиптом, для меня этот запах ассоциируется с Таиландом, теплом, морем, массажем и безмятежностью. Да, сейчас бы на массаж! Аня говорит: "Представь, что этих часов не было, тебе нужно пробежать только 3 часа". И я бегу. Медленно, но бегу. У меня тоже есть мази, но мне страшно представить, что без того больные горящие мышцы будет ещё сильнее жечь. Я же не мазохист!
     Казалось бы, всего 9 утра, но уже очень жарко и ясно, что солнце меня добьет. Организм устал и обезвожен, поэтому, наверное, так тяжело. Я жду, что приедет Юля и Настя с Арамом, ожидание ускоряет время.
Если кто-нибудь скажет мне, что я покажу отличный результат, если не снижать темп, я его убью.
     Организаторы сказали именно такое: "199.200 за 20 часов, если бежать с таким же темпом... (подсчеты)... будет под 240км. Правда, последний час она бежала медленнее, но будем надеяться, что исправится". Говорю вслух: бредят что ли? Кто у них с одним темпом 24 часа бежал вообще? Добежать бы! Психи.
     Раздеться бы уже. Но нет, дотерплю. Время терять не хочу.
     В какой-то момент Димка говорит: ещё сколько-то кругов и ты Мастер Спорта. И я начинаю считать круги. Они бесконечные. По километру, наверное, не меньше.
 
     2 часа до финиша. 216 000 Полубессознательное состояние. Просто передвигай ногами. Почему-то мне кажется, что меня догоняет Надя. Я снова пытаюсь посчитать, с какой скоростью ей нужно бежать, чтобы обогнать меня.  Цифры получаются большие, но я в Надю верю. Кто она, а кто я. Кто я?

     Не хочется ни есть, ни пить. Желание одно: добежать, не сдаться, не перейти на шаг, а потом упасть, лечь и лежать. Димка говорит, что меня уже никто не догонит, можно идти пешком. Нет, он не понимает ничего, идти нельзя, надо бежать. Лучше умереть со словами "во всяком случае она так и не перешла на шаг"
     В тазике с губками мутная вода тошнотворного вида. Да что я знала о тошноте до этого дня! Умыться, охладиться. Если у кого-то осталась брезгливость, значит, он недостаточно работал. Мне сейчас все равно. Я ведь уже умывалась в Суздале из луж, ничего, не умерла. Не пить же ее, в конце-концов.
     В какой-то момент мне смешно и грустно: я не могу поднять руку с бутылкой! Никак. Надо поесть. Димка предлагает гели, я специально планировала оставить на утро гели, потому чтопредполагала: ничего больше в меня не влезет.
     Бежим с дядечкой номер 30(Аринин Иван) и болтаем.

 Юрий Галкин уже шаркает по дорожке почти каждый шаг. Нельзя так. Мне нужно поднимать ноги, чтобы не отдавать энергию в землю. Фазы полета, конечно, никакой не осталось, одно название, доли секунд)
     Юля приехала. Это она молодец, хорошо, что решила поддержать, так легче! Бежит со мной метров сто. Интересно, что она думает о моем виде сейчас?
     Остался час. Я не слышала, сколько там, мне кто-то только говорит: ну все, поздравляем, ты уже почти МСМК! А болею за Аню, у неё с Ольгой не очень большой разрыв, в прошлом году уже смогла ускориться на последних км, и здесь получится. У Ани большая вера в себя и сила воли. Она сможет! Выглядит, как в шутке про скипидар, но она правда намазалась чем-то и помчалась быстрее паровоза. Ещё быстрее только Антон Тампель! Он тоже за призы бьется. Заодно и выполнить МС нужно успеть. Невероятные люди эти Питерцы!

    Димка говорил, что никто меня не догонит, можно успокоиться. Но нет. Каждый метр, что я пробегу - мой метр, мой результат. Я -не я, если остановлюсь.
     За разговорами час пролетает незаметно. Я бы сказала, что его вообще не было. Надя шагает. Вспоминаю, как она говорила про ямы, в которые периодически проваливаются суточники. И тогда ям не было, и до сих пор. Ни одной ямы не было, наверное, потому что я не думала о них. Боль - да, усталость - да. Но ни судорог, ни проблем с дыханием, ни аритмии, ни ям, ни отказывающих ног...  Говорила: будешь бежать по 10мин на км и думать, что это быстро. Вот сейчас я понимаю, что бегу очень медленно, как никогда. Хотелось бы верить, что это и есть яма, а за ней будет подъем! И возможности мои безграничны.
     Ноги тоже не опухли, не пришлось менять кроссовки. Ничего не стерла вроде. Музыка... была ли музыка? Во всяком случае, уже не до танцев, о которых я  в начале соревнования думала. Мне кажется, на меня сейчас смотрят, как на нечто невероятное, не говорят уже ничего, все и так понятно. Я почему-то  вдруг вижу лица людей: Дима, Света, Юля, Сева, муж Нади, Таня и совершенно неизвестные мне. Чувствую себя роботом, который должен идти вперед. От Волчары ничего не осталось, весь поистрепался. Но я робот. У меня не хватает кожи и кусков тела, внутри огромные дыры, что-то дымится и шкворчит, перебои с питанием. Но "i'll be back!"

     Дядечка болтает, по возможности отвечаю ему. Он спрашивает, не раздражает ли разговором? Странно, но нет. На этом этапе я даже рада поговорить, все равно о чем, просто отвлечься от бега. Он ещё даёт советы по технике бега! Приносит мне губку. Жмет руку и поздравляет "молодого МСМК", говорит, что я уже его выполнила. Я об этом не думаю. Цель одна: финиш бегом. Когда Димка прибежал к тазику,чтобы полить мне на голову, я остановилась, но мозг и тело рвалось бежать дальше! Считаю: осталось 15 минут, осилю 4 круга, не больше, но это и не важно. Чтобы меня кто-нибудь догнал... а нет, никто не догонит ни за что! Сейчас некоторые уже стоят на финише с медалью. Вот и Феликс тут, сделал КМС! На последнем круге я пытаюсь ускориться, хотя ноги не мои вообще! У кого моя медаль, моя отметка? Димка с бруском бежит, хорошо, а я сделала все, что могла и сейчас хочу лечь.
     По шестому сигналу Маяка все останавливаются, я тоже. Но карусель в голове не думает тормозить, даже ускоряется. Я могу сделать шаг, могу идти, все нормально... так я считаю. На самом деле меня подхватывают Димка и Юля с обеих сторон под руки.



     Не знаю, что говорю им, наверное, что хочу полежать. Оказывается, не все так просто, лечь я не могу. И ноги не сгибаются, и вообще меня тошнит очень сильно. Но, как и в ситуации с мутной водой, не до стеснения и отвращения. Да, это может быть неприятно читать, но я пишу об этом, чтобы не забыть: расплата приходит. Спазмы сводят нутро, судорожно откликаются все мышцы: привет, боль.
     Объявляют, что сейчас будет награждение, "Несите победителей". И меня ведут под ручки к арке, а я не очень понимаю, что происходит. Легкие и воздушные болтаются ножки... С одной стороны, рада, с другой, нет сил радоваться, да и тошнит. Помню, что пыталась выглядеть веселой и бодрой. Хотя все,что мне было нужно - просто отдых. Мы с Димкой сделали сутки, сделали МСМК, невероятное что-то совершили. Все поздравляют, говорят... очень длинное награждение мужчин. Меня, наконец, рвет. Не знаю чем, усталостью и болью, наверное, грузом ответственности, силой воли, непереваренными эмоциями. Не остаётся ничего внутри, только мелкий червячок гордыни: не падай в обморок, терпи.
  
  
      В прошлом году, говорят, победительницу вносили на пьедестал и снимали с него. Вот и со мной так же, самостоятельно поднять ноги я не могу, а ведь совсем недавно бежала! Лицо перекашивает от боли, но нужно еще чуть-чуть потерпеть, совсем немного. Хотелось бы, чтобы новичкам вроде меня теперь рассказывали про неожиданную победительницу суток 2017, никому неизвестную девушку из никому неизвестного города Бор. А я ведь еще на сотке доказала, что я не никто! Награждение тянется всю следующую вечность, какой-то бред про стельки, подарки у ног, ищут тренера, которого у меня не было и нет, звучит моя речь, потом снова мир кружится и рвется на части, меня тошнит прямо с пьедестала. Снимают, сажают, зовут врача. Да мне не плохо, мне странно. Не так, как хотелось бы.
Я чемпион России, МСМК, но еще не осознаю. Я повторяю эти слова в голове, слова, которые мне кто-то сказал, но смысла не понимаю. Надя не вышла на награждение, и мне очень жаль. Зато Аня смогла отбить 3е место у Ольги, опередив всего лишь на 31 метр!!! Я рада за Аню. Люба сделала кмс, я рада и за Любу. За других рада, не за себя. За команду и область.
     Хочу лечь и в туалет. Главное, не одновременно.
     Врачи из скорой дают нашатырь, возвращающий к жизни, измеряют давление. Давление у меня почти как у космонавта: 100/110 на 60. Фигня. Все, что мне могут предложить - это полежать в тени. Где бы её ещё взять.
     Димка идёт собирать вещи, а Юля ведёт меня в туалет через мужскую раздевалку. Там жкт бушует в последний раз из последних сил. Зато появляется возможность оценить цвет мочи, жутко боюсь, что она чёрная, боюсь за почки, они ведь не идеальные у меня, запугал Игорь. Моча тёмная, конечно, но не слишком. Жить буду. Умываюсь и, наконец, чувствую удовлетворение.


     Даём интервью, болтаю там все, что лезет в голову, бодрюсь и стараюсь улыбаться, чтобы показать всем, какая я молодец, так свежа и весела. На самом деле думая: дайте уже отдохнуть!


     Такси до поезда почти не помню, чтобы не укачало, не открывала глаз, а когда приехали на вокзал, карусель завертелась в очередной раз, все вокруг стало ослепительно ярким, белым, звенящим режущим уши и глаза. Будто я умерла или только рождаюсь, и вот на этот свет мне нужно идти. Несколько мгновений ничего не вижу вообще. Потом мир возвращается, приходят звуки и цвета, проходит тошнота. Я снова я... и я Чемпионка России по суточному бегу. Ух ты.



___
В заключении хотела бы сказать спасибо любимому мужу, который набегал со мной за сутки немало километров. За то, что любит меня, ценит, принимает любой и верит в меня больше всех. Без него я бы не справилась.
Юле. Спасибо, что приехала и подбодрила, помогала ходить, вернуться к жизни и сделала несколько исторических видеозаписей)
Челленджу и друзьям. За моральную поддержку меня и Димы.
Всем, кто за меня болел, кто верил в меня, бежал со мной, говорил со мной, фотографировал, называл монстром, роботом, чудом, феноменом и как там еще, не помню)
Поддерживайте друг друга, это очень важно.
Однажды там, на сутках, зазвучала музыка, под которую мы с Димкой танцевали свой первый танец, "Lady in red", и прямо на бегу мы поцеловались, потому что очень этого захотелось.
___
На этом моя история не заканчивается, далее следует веселый рассказ о том, можно ли получить звание, если ты не профессиональный бегун.
Ругать забег я не буду, я такие вещи не люблю. Из подготовки и питания, считаю, все было правильно, судя по результату. здесь отзыв о забеге, подготовка и список вещей/еды
Что дальше? Пока не знаю. Но в этом году за места я бороться больше не собираюсь, хочу бегать в удовольствие, как на Маркотхе. Чтобы проснулся утром после забега, и ничего не болит.

Легких ног.

Комментариев нет:

Отправить комментарий